Меню




Сексуальная агрессия в семье


Причем фантазия подростка движется от конкретного наглядного образа через абстрагирование к воображаемому образу. Обратимся теперь к анализу фантазий в пубертатном возрасте, точнее к тем из них, которые мы идентифицируем как агрессивные. В фантазиях подростка также отражается стремление к устранению психологическому развенчанию, дискредитации или физическому уничтожению лидера той референтной группы, которая наиболее значима для него, с целью занятия места прежнего лидера; или же стремление к укреплению своего социального статуса в группе путем приобретения отсутствующих личностных качеств физической силы, ловкости, хитрости и т.

Сексуальная агрессия в семье

Не вдаваясь в детали этого процесса, остановимся на анализе агрессивных фантазий современных детей и подростков. Так, ребенок может болезненно переживать реальные или мнимые угрозы со стороны родителей, связанные с неодобрением его манипуляций с гениталиями комплекс кастрации. Katathymes Bilder leben.

Сексуальная агрессия в семье

В них встречается значительно больше агрессивных образов, нежели в фантазиях детей. Здесь фантазия выступает в качестве детерминирующего фактора агрессивного поведения ребенка. Настоящая реальность в таких случаях редуцируется ввиду невозможности индивида удовлетворять через нее свои базисные потребности.

В фантазии данный процесс находит отражение в довольно медленном реконструировании эротического образа женщины. Если для ребенка воображение практически неотделимо от игры, строится целиком из реальных элементов, почерпнутых из ближайшего окружения, то подростку присущ процесс интеллектуализации воображения, его фантазия становится более абстрактной и творческой.

К наиболее сильным травмирующим факторам относятся физические наказания ребенка, а также психогенные ситуации, воспринимаемые им как разрыв пусть даже кратковременный с объектом любви.

Обратимся теперь к анализу фантазий в пубертатном возрасте, точнее к тем из них, которые мы идентифицируем как агрессивные. Логичное продолжение этих взглядов заключается в выделении двух сторон фантазии. С другой — идентификация с положительными героями позволяет ребенку легче пережить внутренние агрессивные импульсы при столкновении Добра и Зла, увеличивая тем самым поле позитивного Я личности.

Анализ агрессивных фантазий детей и подростков будет незавершенным, если мы хотя бы пунктирно не обозначим некоторые перспективные пути использования имеющейся и полученной информации о данном феномене. Проведенные исследования дают основание предполагать, что однозначной зависимости между активной.

Более того, мы не исключаем, что увлечение современных подростков такой видеопродукцией имеет и позитивное значение. Именно в этот временной период подросток наиболее сензитивен к макро- и микросредовым воздействиям, которые воспринимаются далеко не адекватно.

В таких случаях травмирующие переживания, накапливаясь, переносятся на нетабуированные объекты. Фрейд считал, что в основе.

Отсюда становится более понятным феномен рационализации подростком собственных агрессивных действий, если они санкционируются значимой референтной группой. Тотальная фрустрация сексуальных потребностей ребенка может привести и к самозамыканию в эрото-агрессивных фантазиях, в которых отсутствует всякий намек на катарсис.

В более старшем возрасте они могут быть подкреплены неправильным воспитанием телесные наказания, психологическое насилие.

Фрейд предполагал, что агрессивность подмешена и в другие сексуальные установки ребенка дошкольного возраста. Согласно фрейдовской концепции, сексуальная жизнь ребенка дошкольного возраста от трех до шести лет во многом напоминает сексуальную жизнь взрослого.

Кратко остановимся на анализе фантазий детей, связанных с субстанциональными силами Добра и Зла, воплощенными в сказочных персонажах книг, фильмов, устных рассказов. Если бессознательное подавляется, а его содержание не может быть осознано, то либо с течением времени сознание частично переполнится производными образованиями этих бессознательных элементов, либо их придется поместить под столь пристальный принудительный контроль, что при этом может серьезно пострадать и сама личность.

Исследование агрессивных фантазий ребенка значительно затруднено не тем, что он сознательно скрывает их от взрослых, а тем, что ему сложно вычленить конкретные ситуации, которые могли ее вызвать. Имеющийся опыт западных психоаналитиков и психотерапевтов показывает, что можно достаточно успешно путем разнообразных методик игр-фантазий и др.

Здесь фантазия выступает в качестве детерминирующего фактора агрессивного поведения ребенка.

В этой связи следует подвергнуть сомнению еще одно стереотипное суждение, согласно которому частое погружение ребенка в мир фантастических образов, особенно если они содержат в себе агрессивный компонент, свидетельствует об определенных отклонениях его психического развития.

Само насилие воспринимается им как любое действие, препятствующее удовлетворению его спонтанно возникающих желаний и побуждений.

Фрейд считал, что в основе. Сексуальное воображение подростка в отличие от эротического фантазирования ребенка имеет активное нейрофизиологическое подкрепление, что делает его интенсивным и направленным на существо противоположного пола.

Как следствие этого — ребенок еще более инкапсулируется в фантазиях, причем их катарсический эффект снижается, а агрессивный возрастает, увеличивая при этом и поле реальной агрессии.

I г. Если для ребенка воображение практически неотделимо от игры, строится целиком из реальных элементов, почерпнутых из ближайшего окружения, то подростку присущ процесс интеллектуализации воображения, его фантазия становится более абстрактной и творческой.

Точнее было бы сказать, что эти эротические образы имеются, но несут в себе все признаки инфантильной сексуальности, которые не принимаются в расчет большинством взрослых. В связи с этим возникает опасность трансляции агрессивных фантастических образов в реальные отношения.

Фрейд был убежден, что в период инфантильной сексуальности в поведении ребенка присутствует компонент насилия и жестокости. Как следствие этого — ребенок еще более инкапсулируется в фантазиях, причем их катарсический эффект снижается, а агрессивный возрастает, увеличивая при этом и поле реальной агрессии.

Bern , Подобное желание нередко сопряжено с проигрыванием фантастической картины самоубийства подростка как сверхнаказания за причиненные обиды. Ребенок вплотную сталкивается с проблемой агрессии значительно раньше, чем предполагают взрослые. Анализ агрессивных фантазий детей и подростков будет незавершенным, если мы хотя бы пунктирно не обозначим некоторые перспективные пути использования имеющейся и полученной информации о данном феномене.

В таких случаях травмирующие переживания, накапливаясь, переносятся на нетабуированные объекты.

Как следствие этого — ребенок еще более инкапсулируется в фантазиях, причем их катарсический эффект снижается, а агрессивный возрастает, увеличивая при этом и поле реальной агрессии. В фантазиях, как и в игре, ребенок старается компенсировать свои агрессивные импульсы, реконструируя ситуацию таким образом, чтобы она не вызывала травмирующего эффекта.

И все же некоторые из них остались мало исследованными. По мнению Л. Во-первых, процесс сопереживания увиденному сопровождается спонтанной разрядкой накопленной агрессивности, глубинных бессознательных страхов и тревог, сопровождающих реальную жизнь подростка.

Выготский выявил ее особенности, характерные для ребенка и подростка.



Смотреть порно толстых старушек
Русскийсекс в офисе видео
Порно с мартой саболевской
Порно мать и сын в одноместном номере
Мэтт хугес порно актер
Читать далее...